Филобус - Коптский Священник и Миссионер (часть 2 из 2)

Site Team

О событиях, произошедших той ночью, Халиль Филобус пишет следующее:


«В эту ночь я принял окончательное решение.  Утром у меня состоялся непростой разговор с женой (за годы совместной жизни у нас родилось трое сыновей и дочь).  Как только она поняла, что я собираюсь принять Ислам, она заплакала и обратилась за помощью к главе миссии, месье Шавиту из Швейцарии, которого я считал весьма неглупым и благоразумным человеком.  Когда он начал задавать мне вопросы, я откровенно рассказал ему о своих мыслях и переживаниях.  Месье Шавит предложил мне отдохнуть от работы, пока мое состояние не прояснится.  Однако я сообщил ему, что я намерен навсегда оставить мою работу.  Он попытался убедить меня повременить  с принятием окончательного решения, но я был непреклонен.  Тогда он распространил среди людей слух о том, что я страдаю тяжелой формой психического расстройства.  Это явилось для меня тяжелым испытанием: я постоянно ощущал психологическое давление со стороны моих знакомых.  Это продолжалось до тех пор, пока я окончательно не покинул Асуан, навсегда переехав в Каир».    


Когда Халиля спросили об обстоятельствах, которые предшествовали его приходу в Ислам, он рассказал следующее: «В Каире, меня познакомили с известным человеком, профессором, который помог мне справиться с выпавшим на мою долю тяжелым испытанием.  Он ничего не знал о моем прошлом и общался со мной как с одним из мусульман, хотя я официально еще не объявлял о принятии Ислама.  Это был доктор Мухаммад Абдуль-Мун’им Аль-Джамаль, заместитель главы казначейства.   Он был очень заинтересован в изучении исламских наук и их распространении и хотел осуществить смысловой перевод Корана на английский язык и издать его в Америке.  Доктор Джамаль обратился ко мне за помощью, так как я в совершенстве владел английским, благодаря моей учебе в Американском Университете.  Он также знал, что я занимаюсь сравнительным анализом Корана, Библии и Торы.  Таким образом, объединив наши усилия, мы начали совместно готовить смысловой перевод Корана, а также работать над исследованием некоторых проблем, связанных с вопросами сравнительного религиоведения. 


Когда доктор Джамаль узнал, что я остался без работы, он помог мне устроиться в компанию «Стандард Стэйшинариз», и очень скоро мое финансовое положение заметно улучшилось.  Что же касается моих отношений с женой, то я больше не напоминал ей о нашем последнем разговоре, и она считала, что мое решение о переходе в Ислам было скоропалительным и явилось результатом душевного кризиса, который к тому времени благополучно миновал.  Но сам я хорошо понимал, что мое официальное объявление о принятии Ислама требует длительной и тщательной подготовки.  Фактически, это будет подобно объявлению войны, и я хотел отложить это решающее сражение до тех пор, пока я не стану материально обеспеченным человеком.  Я также хотел завершить к тому времени свои исследования в области сравнительного религиоведения. 


В 1955 году я достиг всего, к чему стремился.  Я уволился с работы и организовал собственную фирму, занимающуюся импортом канцелярских товаров и школьных принадлежностей.  Бизнес оказался успешным, и мой доход стал превышать мои потребности.  Настала пора официально объявить о том, что я стал мусульманином.  И вот, 25 декабря 1959 года я отправил телеграмму главе Американской Миссии в Египте доктору Томпсону, извещая его о том, что я принял Ислам.  Я также рассказал свою историю доктору Джамалю, которого она глубоко взволновала. 


Мое официальное признание повлекло за собой множество проблем.   Миссия направила ко мне семерых моих бывших коллег, которые приложили немало усилий, чтобы убедить меня публично отказаться от моих слов.  Они грозились разлучить меня с женой и даже убить меня… Однако, видя, что я остаюсь непреклонным, они оставили меня в покое, и отправили ко мне моего старого друга, вместе с которым я долгое время проработал в миссии.  Встретившись со мной, он, со слезами на глазах, умолял меня одуматься.  Я отказался и процитировал ему следующий аят из Корана:


“Когда они слышат то, что было ниспослано Посланнику, ты видишь, как их глаза переполняются слезами по причине истины, которую они узнают.  Они говорят: «Господь наш!  Мы уверовали.  Запиши же нас в число свидетелей.  Отчего нам не веровать в Аллаха и ту истину, которая явилась к нам? Мы желаем, чтобы наш Господь ввел нас в Рай вместе с праведными людьми»” (Коран 5:83-84)


Я сказал ему: «Ты должен плакать из страха перед Господом, слыша аяты Корана.  Ты обязан уверовать в Истину, которая открылась тебе, и которую ты отвергаешь…» Когда он понял, что убеждать меня бесполезно, он встал и ушел.  Таким образом, январь 1960 года – это дата моего официального прихода в Ислам».


Затем, Халиль рассказал о том, как сложились его взаимоотношения с женой и детьми:

«Жена покинула меня и переехала в другое место.  Мы решили, что она может забрать с собой мебель, которая находилась у меня дома.  Дети же остались со мной, и все они приняли Ислам, при этом наибольший энтузиазм проявил мой старший сын Исаак, которого сейчас зовут Османом.  Моего второго сына зовут Йусуфом, а мой третий сын Самуэль поменял свое имя на Джамаль.  Моя дочь Маджида также взяла себе новое имя Наджва.  Осман получил степень доктора философии и сейчас работает профессором в Сорбонском Университете.  Он преподает востоковедение и философию, а также печатает свои статьи в газете «Ле Монд».   


  Что касается моей жены, то в 1966 году, после шестилетней разлуки, она решилась вернуться ко мне, при условии, что она останется на своей религии.  Я согласился, так как в Исламе нет принуждения.  Я сказал ей: «Я хочу,  чтобы ты приняла Ислам не ради меня, а искренне уверовав в то, что это истинная религия».  Сейчас она чувствует, что Ислам – это религия Истины, но она не может признать это публично, так как боится своих родственников.  Мы все относимся к ней как к мусульманке.   Она начала поститься в Рамадан, по примеру наших детей, которые постятся и совершают молитвы.  Моя дочь Наджва учится на факультете экономики, Йусуф – фармаколог, а Джамаль – инженер. 


В период с 1961 года и по сегодняшний день, мне удалось издать несколько книг об Исламе, а также о методах, которые используют христианские миссионеры и ориенталисты, чтобы очернить нашу религию.  Сейчас я работаю над книгой, в которой будет говориться о статусе женщины в Исламе.  В 1973 году я совершил Хадж (паломничество в Мекку).  Я участвую во многих мероприятиях, связанных с призывом к Исламу, провожу семинары в университетах и благотворительных организациях.  В 1974 году я получил приглашение посетить Судан, где прочитал цикл лекций.  Все мое время полностью посвящено распространению Ислама». 


Наконец, когда Халиля Филобуса спросили о тех достоинствах Ислама, которые оказали на него наибольшее влияние, он ответил:  


«Моя вера в истинность Ислама возникла и укрепилась, благодаря чтению Корана и изучению биографии Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует).  Я перестал верить ложным доводам, направленным против этой религии.  Но особенно покорила меня концепция Единобожия, которая является краеугольным камнем исламского вероубеждения.  Бог – Один и Един.  Нет ничего и никого подобного Ему.  Вера в эти принципы превратила меня в истинного раба Бога, у которого нет сотоварищей.  Единобожие освобождает человека от поклонения лживым богам, что является настоящей, полноценной свободой.  Большое влияние на меня также оказал принцип существования  между Богом и Его рабами прямой связи, а также то, что Бог прощает кающимся все их грехи.   


“Скажи Моим рабам, которые излишествовали во вред самим себе: «Не отчаивайтесь в милости Аллаха.  Воистину, Аллах прощает все грехи, ибо Он – Прощающий, Милосердный».  Обратитесь к вашему Господу и покоритесь Ему до того, как мучения явятся к вам, ведь тогда вам уже не будет оказана помощь”.  (Коран 39:53-54)


Related Articles with Филобус - Коптский Священник и Миссионер (часть 2 из 2)