Кэт Стивенс, бывшая поп-звезда (часть 1 из 2)

Site Team

То, что я расскажу,  вам уже известно.  Мне лишь хочется в очередной раз подтвердить: послание, данное Богом  Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, – религия истины. Будучи людьми, мы обладаем разумом, который сделал нас выше остальных творений, обязал избавиться от иллюзий и посвятить себя приготовлению к следующей жизни.  Ведь только однажды мы имеем шанс, потом возможности вернуться и прожить жизнь заново не будет. А человек (как мы знаем из Священного Корана), представ перед судом,  скажет: «О Господь, отправь нас назад и дай нам еще один шанс», но Всевышний ответит: «Если я верну вас, вы поступите так же».


Мое раннее религиозное воспитание

Я воспитывался в ярком мире, где царил шоу-бизнес. Как известно, каждый ребенок приходит в мир, имея в душе подлинную веру,  и только родители прививают ему ту или иную религию. В моем случае это было христианство.  Меня учили, что Бог есть, но невозможно обратиться к нему напрямую, поэтому мы должны прибегать к помощи Иисуса. Он был некой дверью к Богу. Я принял это на веру, но что-то меня все-таки смущало.


Статуэтки Иисуса  казались мне обычными камнями – в них не было жизни. Разговоры о триедином Боге еще больше удивляли меня, но возражать я не мог. Из уважения к религии родителей, мне приходилось принимать все, что говорили.


Поп-звезда

Постепенно религия осталась в стороне. Я хотел стать звездой, начал писать музыку. Меня завораживало все то, что я видел по телевидению, в фильмах. Это стало моей новой религией, тропинкой к богатству. Шикарный автомобиль дяди заставлял меня думать: «Он ведь сделал это! Теперь он богач!» Окружение влияло на мое мышление. Этот мир, эта жизнь стали для меня божеством.

 

«Это по мне», – решил я. Все, к чему я стремился, – заработать кучу денег, жить в роскоши. Я равнялся на поп-звезд, стал писать песни. Где-то в глубине души я думал: «Если разбогатею, буду помогать бедным» (в Коране говорится, что мы даем обещания, а добившись желаемого, крепко держимся за это и предаемся жадности).

Итак,  меня, еще подростка, озарили лучи славы. Мое имя звучало по телевидению, журналы пестрили моими фото. Я забрался невероятно высоко. На этой высоте я и хотел жить. Одним из способов стали алкоголь и наркотики.


В больнице

Год финансового благополучия и жизни «по полной» пагубно сказались на моем здоровье. У меня обнаружили туберкулез, и я оказался в больнице.  Тогда я задумался: «Что со мной случилось?  Неужели моя цель в жизни – потакать собственному телу?» Я осознал, что это несчастье было благословением Бога, возможностью прозреть. Почему я здесь? Почему я в больничной постели? Я начал искать ответы. Тогда популярностью пользовался восточный мистицизм. Я стал читать, понял, что после смерти душа все еще живет. Мне казалось, что я нашел путь к счастью.  Я начал медитировать, превратился в вегетарианца, стал верить в «мир и силу цветов». Здесь, в больнице, я совершенно ясно осознал, что я не просто тело.


Однажды я шел по улице, попал под дождь и бросился искать укрытие. Я подумал: «Минуточку, мое тело мокнет, и тело говорит, что я мокну». Это напомнило мне высказывание, что тело – как осёл, его следует тренировать, обучать, куда он должен пойти. Иначе осёл уведет.


Я понял, что обладаю даром следовать воле Всевышнего. Меня все больше привлекала восточная религия. Христианством я был сыт. Снова принялся писать музыку, которая, на сей раз, отражала мои мысли. Слова одной моей песни:

Хотелось мне бы рассказать,

ЧТО сотворяют РАЙ и АД?

Дойду в свой колокол стучать?

Иль в пыльном склепе истлевать,

А кто-то заполучит Сад…

Я знал, что был на Пути. Моя популярность выросла после песни «На пути к Богу»  (The Way to Find God Out). Мне было нелегко: с одной стороны слава сделала меня еще богаче, с другой – я искренне пытался найти Истину. Однажды я пришел к буддизму. Эта религия казалась мне благородной, но от мирского я не был готов отказаться. Монашество казалось для меня слишком сложным уделом


Я останавливался на Цзинь, нумерологии, картах Таро, астрологии, пытался вернуться к Библии, но не находил ничего подходящего. Тогда я ничего не знал  об Исламе. Потом случилось чудо. Брат  посетил мечеть Иерусалима. К его удивлению, там кипела жизнь, в отличие от пустых церквей и синагог, но в то же время в них царила атмосфера спокойствия и мира.

Related Articles with Кэт Стивенс, бывшая поп-звезда (часть 1 из 2)