Нура Альсамман, бывшая католичка, США

Site Team

Я стала мусульманкой в 15 лет. Моя мама – сирийка, родившаяся и выросшая в Детройте, отец – американец с польским происхождением.  Я тоже родилась в Детройте, в штате Мичиган. Моя бабушка маронитка, родители католики. В пятнадцать лет я подумывала о монашестве. Тогда в школе мы изучали мировые религии.  Ислам меня очень заинтересовал. С нами учился парень из Египта (мусульманин), который иногда поправлял учителя, когда тот ошибался. Я еще подумала: «Ух ты! Видимо, он хорошо знает свою религию и у него твердая вера, раз он так поступает». Однажды я спросила его, какая разница между католицизмом и Исламом. Он сказал, что их не так много. Такой ответ меня не устроил, поэтому я попросила у его матери перевод Корана на английском языке. Я начала читать и уже не могла оторваться. Без сомнения, эта книга от Бога, думала я. Не мог человек написать такого! Я очень люблю поэзию, и Коран показался мне восхитительным. Так, в душе я стала мусульманкой.

Тут для меня настали трудные времена. Я молилась и держала пост, чем вызвала серьезное недовольство родителей, особенно матери. Наивная, я полагала, что они полюбят Ислам так же, как и я. На деле вышло иначе. Они отняли мой хиджаб, молельный коврик, Коран и все книги об Исламе. Отец обыскивал мою комнату каждый день. Мать запретила общаться с друзьями- мусульманами. Она звонила их родителям и просила, чтобы их дети перестали рассказывать мне об Исламе, сказала, что они сбивают меня.

Родители заставляли меня ходить в церковь. Я сидела там и думала: как же заблуждаются все эти люди, а священники обманывают их. Они читают из Библии только то, что хотят, а потом толкуют, как им вздумается. Как-то мама устроила для меня встречу со священником. Я призналась, что люблю Ислам и спросила, почему он считает нечто прекрасное плохим. Он начал цитировать Библию, говорить, говорить… Он даже сказал, что мои сны от сатаны (мне приснилось, будто я поехала в исламскую страну, в пустыню, надев хиджаб). Он сам походил на сатану, когда говорил это. Никогда не забуду выражение его лица. Да простит меня Аллах.  

Мать специально готовила для меня свинину, и обманывала, что это говядина. Я проверяла упаковку – было написано «свинина». А отец заявил, что в его доме я либо остаюсь католичкой, либо  ухожу. Мне даже приходилось прятать  Коран в вентиляционном отверстии, чтобы они не выкинули его в мусор. Они убрали защелку с двери моей комнаты, и я не могла запереться, чтобы совершить молитву. А когда я молилась, они смеялись надо мной. Молитвы на арабском я выучила сама по маленькой книжке. Не выразить словами то отчаяние, в которое повергло меня такое обращение родителей и их отношение к Исламу.

Я начала рассказывать об Исламе младшей сестре. Родители предупреждали – если  не остановлюсь, мне придется уйти. Пришлось прекратить, но кое-что сестра всё-таки запомнила. Теперь она задавала вопросы: почему католики не могут напрямую молиться Богу, для чего надо исповедоваться и т.д. Я молилась о том, чтобы соблюдать Ислам полностью, когда стану старше. Какое-то время я не молилась, да простит меня Господь. Не было поддержки. Друг родителей посоветовал мне слушаться их. Друзья-мусульмане не представляли, через что мне приходится проходить, и они не знали Ислам настолько хорошо, чтобы советовать или отвечать на мои вопросы.   

Однажды (мне было 20) я позвонила женщине, которая когда-то подарила мне Коран. Я слышала, что недалеко открылась новая мечеть, и хотела расспросить её об этом. Она оказалась занята, поэтому я решила сама все проверить. Раздался призыв на молитву и я заплакала от счастья. В Рамадан я сказала шахаду при свидетелях и твердо пообещала себе быть стойкой и не обращать внимания на чужое мнение. Я оставила плохие привычки, поменяла окружение, стала проводить больше времени с мусульманами.   

Родители не разрешали выходить из дома в хиджабе, поэтому, если мне приходилось уходить по делам, я надевала его в машине. Мама постоянно твердила, что Ислам велит повиноваться родителям, поэтому я должна слушаться их. Говорила, чтобы я не носила «эту штуку» на голове, дабы не выглядеть как пожилая женщина. Велела носить короткое и стильное. Однажды они с сестрой даже сорвали с меня платок, чтобы подруга сестры не увидела меня в таком виде. Тогда, пытаясь защититься, я ударила мать, да простит меня Аллах.

Мама называла меня эгоисткой, за то, что своим видом я позорю сестру и всю семью. Она стыдилась показываться со мной на людях. Бабушка тоже обвиняла меня. Бывало, я молилась, а она начинала кричать на меня: «Ты что не слышишь, я к тебе обращаюсь!»

Она как-то сказала, что не верит в чудесное рождение Иисуса. Они смеялись надо мной, когда я читала Коран и проклинали каждое слово в нем. Дед перестал со мной разговаривать, бабушка и мама сказали: «отправляйся в Ад!» Мама водила меня к психиатру. Мне прописывали психотропные препараты, которые я выбрасывала в мусор. Вокруг меня творилось какое-то сумасшествие. Не знаю, как мне удавалось продолжать учебу. Мне хотелось изучать Ислам, стать ученым. Замужество показалось мне единственным решением проблемы.

Хвала Всевышнему, я познакомилась с хорошим мусульманином из Дамаска,  вышла замуж и переехала из Атланты в Хьюстон. Через год у нас родился мальчик – Юсуф. Мы очень счастливы и намереваемся уехать в Медину, если Аллах того пожелает.  Недавно я познакомилась с новообращенной мусульманкой из Иордании. Ей так же, как и мне, пришлось пережить многое. Я узнала столько удивительных историй о приходе в Ислам. Например, о том парне из Нью-Йорка, что приехал в Иерусалим и принял Ислам. О его жене-еврейке с марокканскими корнями, которая тоже стала мусульманкой. Об их детях, которые пошли в арабскую школу. Хвала Аллаху! Благодарю Всевышнего за то, что привел меня в Ислам!

Related Articles with Нура Альсамман, бывшая католичка, США