Яков Мелех, бывший иудей, США (часть 2)

Site Team

Я был очарован индейской культурой, их храбростью перед лицом белых поселенцев, которые разрушили их культуру и отобрали их землю. «Белые» столько раз обманывали коренных жителей, они разорвали более чем 250 договоров с ними, давали худшие участки земли, которые никто даром не хотел. История коренных американцев напоминает жизненную историю палестинцев. В течение многих тысяч лет первые жители Палестины проживали на своих землях, и вдруг появились евреи и стали вытеснять их с целью захватить территории для собственных поселений. Они вынуждали коренных жителей бежать со своей родины и заселяться в лагерях, в которых многие до сих пор живут. Я спрашивал своих родителей, чем палестинцы отличаются от коренных американцев, и единственный ответ, который я получил – «тем, что они хотят убить всех евреев и отправить их в море». Я понимал палестинский народ как никто другой, этим я отличался от евреев, их лидеров и раввинов, на которых я когда-то смотрел, как на мудрецов. Как вообще могут евреи отрицать свою причастность к убийствам палестинцев и изгнаниям их с родных земель?! Ничто не может оправдать этот акт этнической чистки – даже тот факт, что многие евреи погибли в Холокосте! Библия говорит, что это "наша" земля?.. Любая книга, которая оправдывает такие вещи, является безнравственной и, следовательно, она не может быть от Бога.

В средней школе я заинтересовался философией, изучал труды великих мыслителей прошлого. Я проводил время в кругу друзей, которые также увлекались философией, и мы вместе искали путь к Истине. Один из философов, который имел большое влияние на меня, был Спиноза. Спиноза родился в еврейской семье в 17-ом веке, он посещал религиозную школу, где изучал Талмуд и богословие. Его ум был гибок и проницателен, он поддавал сомнению все неоднозначные моменты в Писании, например, веру в жизнь после смерти, утверждая, что об этом нигде не упоминается в Торе. На самом деле у многих ранних евреев не было веры в бессмертие души и загробный мир. Из-за своих взглядов Спиноза был изгнан из еврейского сообщества. Я с интересом изучал его взгляды на Библию, которая, по его словам, не может с ее противоречиями и проблемами восприниматься буквально.

Потом я прочел две фундаментальные книги, которые полностью разбили остатки веры в иудаизм. Первая книга называлась "Еврейский вопрос" Абрама Леона. Леон был членом подпольной коммунистической организации в Бельгии во время Второй мировой войны, а позже был пойман и погиб в Освенциме. Его книга отвечает на извечный вопрос: «почему евреям приходится постоянно выживать?» Он дал превосходный исторический экскурс еврейской истории с древних времен до наших дней и показал, что их выживание – отнюдь не случайное чудо. Говоря словами Карла Маркса: "Не вопреки истории выживают евреи, но из-за нее". Во-первых, он показывает, что часть еврейской общины покинула Израиль по собственному согласию до разрушения Иерусалима. Затем он объясняет, что иудеи были ценны для царей и вельмож средневековья из-за принадлежности к среднему классу, который приносил стабильную прибыль царской казне. Но далее в книге рассказывается, как в процессе накопления капитала ценность еврейского народа и его статус стали понижаться, что впоследствии привело к преследованиям за их торговую деятельность.

Вторая книга, оказавшая сильное влияние на меня – «Кто написал Библию?» Эллиота Фридмана. Автор продолжает раскрывать историческую задачу Спинозы. Он доказывает, что Тору на самом деле писали 4 разных человека. Фридман объясняет, что изначально существовали два различных исторических направления: Королевство Израиля и земля Иудеи, и что редакторы сплели их воедино, и мы получили Библию, которую читаем сегодня.

Помимо чтения философии, мы с друзьями также углубились в политические вопросы, касающиеся нашего молодого поколения. Мы искали справедливость в разных партиях и попробовали почти все от республиканцев до коммунистов. Я стал читать произведения Маркса, Ленина, Сталина, Мао и Троцкого. В марксизме я нашел то, что я чувствовал, чего не хватало в моей жизни. Я решил, что знаю ответы на все вопросы, и поэтому считал себя интеллектуально выше других. Бандиты-философы (так я называл нашу компанию) собрались вместе и сформировали собственный небольшой Социалистический клуб. Мы были активистами, участвовали в разных политических мероприятиях, в акциях протеста и забастовках.

После участия в многочисленных митингах левых политических групп Америки мы все увидели, насколько неэффективными являлись способы отрицания реальности и неприятия будущего, которыми действовали эти формации. Тогда я осознал, что с таким мышлением кардинальных изменений в стране никогда не произойдет. Реформация общества была невозможна с помощью применения методов прошлого.

Я прекратил бороться за революцию и стал активным пропалестинским организатором. Это было дело, за которое я страстно болел. Нас было мало, и общество противостояло нам, но это лишь добавляло мне сил и гордости за наше дело. Я хотел, чтобы мир знал, что не все евреи плохие. Я стыдился встречаться с теми, кто поддерживал агрессивный режим Израиля. Ложь, поступающая из Израиля, является не менее ужасающей, чем Холокост.

Хотя я уже не был иудаистом, по-научному трезво смотрел на мир и верил, что жизнь на Земле является конечной целью человека, тем не менее, я никогда не был атеистом. Но все же у меня была сильная неприязнь ко всем религиям, я считал, что любая религия – это инструмент для управления людьми, который позволяет держать всех в узде. Если бы вы обращали внимание, как фундаментальные христиане действуют в Америке, отрицают научные доказательства и прогресс, поддерживают ценности «белых» староверов, вы бы поняли, почему я так скептически отношусь ко всем религиям. Евреи, нападающие на палестинцев, также стали для меня ярким примером несуразности этой религии. Тем не менее, глубоко в сердце я все еще верил в Бога, но не в религию. В моей душе образовалась огромная пустота. Но все же я сожалел, что не был религиозным человеком, потому что видел настоящее счастье в глазах верующих людей.

Честно говоря, я уже точно не помню, что именно меня затронуло в исламе, особенно после многих лет сильного анти-религиозного чувства. В детстве моя мама рассказывала об исламе, о пророке Мухаммаде, да благословит его Аллах, она говорила, что мусульмане поклоняются тому же Богу, что и мы, и так же, как и евреи, арабы имеют общие корни с иудеями от Авраама. В общем, я был рад принять ислам как другую религию, сутью которой является поклонение Единому Господу. Я вспомнил как мой двоюродный брат хасид однажды сказал мне, что если еврей примет мусульманство, то никакого греха не совершит! Тогда я с удивлением воспринял эти слова.

После событий 11 сентября произошел очень серьезный всплеск антиисламской пропаганды в СМИ. С самого начала я знал, что это была ложь. Я давно понимал, масс-медиа не могут предоставлять истинную картину произошедшего, потому что контролируются сверху. Когда я увидел, что наиболее воинственно настроенными против мусульман были христиане-фундаменталисты, ислам стал еще более привлекательным для меня. Я благодарен Богу за то, что мог видеть ситуацию реально, потому что не понимая происходящего и доверяя средствам массовой информации, я мог бы поверить во всю ту чушь, которую рассказывали об исламе по телевидению.

Помню, как однажды кто-то рассказывал о научных доказательствах, содержащихся в Библии, и я подумал, имеются ли такие факты в Коране? Я начал искать информацию в Интернете и обнаружил множество интересных вещей. Я настолько увлекся, что проводил много часов, изучая статьи о различных аспектах Ислама. И был удивлен, насколько логически последовательным был Коран. Читая Коран, я сравнивал с тем, что знал из Библии, и все больше понимал, насколько правдивой и понятной была эта книга. Кроме того, Коран не был таким скучным. Его было интересно читать. Примерно через 5 месяцев интенсивного изучения я произнес слова шахады и официально стал мусульманином.

В отличие от моей предыдущей религии, в Исламе все имело смысл. Я полностью осознавал суть всех молитв и религиозных праздников, как, например, Рамадан. И хотя раньше я воспринимал Ислам как религию, похожую на иудаизм, только с некоторыми различиями в догмах, я ошибался. Мое мировоззрение сейчас соответствует тому, чему научил меня Ислам: все религии мира, по сути, одинаковы, но искажались людьми на протяжении веков. Бог не делил людей на христиан или иудаистов. Он создал лишь одну веру – Ислам, который учит поклонению Единому Богу. Это ведь просто и ясно.

Related Articles with Яков Мелех, бывший иудей, США (часть 2)